728 x 90

Зов природы и память слушателей


Когда проект Gallina только-только появился на нашем шоубизнесовом небосклоне, уже тогда можно было на 99, 9% угадать, как на самом деле зовут певицу. Хотя воистину был прав мудрец из народа, который впервые сказал, что не имя красит человека. И это действительно так, поскольку спетое Галиной оставило заметный след в новейшей истории популярной музыки.

Помните клип с индийской девушкой, поющей о любимом по имени Джимми? А звезду, сидящую в ванной, с историей о продюсере Алеше и собственной раскрутке? И вы никогда не забудете (если, конечно, слышали) строчки из песни о Снегурочке: «Снегурочка плачет, горючие слезы текут по небритым щекам. Небритым щекам ее Деда Мороза…»

Затем музыка прекратилась, Галя перестала петь и ее с головой накрыла волна отечественной политики. После этого журналисты настойчиво трубили о ее разводе с банкиром-депутатом Василием Горбалем. Спустя еще некоторое время появились сообщения (правда, уже не такие настойчивые), что певица родила дочь, но замуж так и не вышла…

Горбаль Галина Викторовна.

Певица. Сценическое имя — Gallina.

Депутат Киевского областного совета.

Председатель фонда «Звезды — детям».

Окончила Киевский национальный университет культуры и искусств по специальности «менеджмент шоу-бизнеса».

Выпустила три альбома и 11 клипов.

Разведена. Воспитывает трехлетнюю дочь Софию-Марию.

Остановившись в этом месте, можно было бы написать: «Так рождаются и уходят звезды шоу-бизнеса». И поверьте, я бы так и написал, если бы певица Gallinaс сердцем, повернутым на восток, несколько месяцев назад опять не засветилась в радио- и телеэфирах.

ВКУС СЛАВЫ С ПРИВКУСОМ НЕУДАЧ

— Галя — не самое популярное имя. Вас так назвали в честь кого-то из родственников?

— В честь мамы. У меня два брата-близнеца, которые старше меня на 15 лет. Они и стали инициаторами того, что я тоже Галина. А родилась я в маленьком городке Долинская Кировоградской области. Родители обычные люди: мама всю жизнь проработала в торговле заведующей межрайбазой, папа — строитель. При этом нельзя сказать, что они не имеют никакого отношения к музыке, поскольку папа играет на баяне, мама очень красиво поет. В детстве у меня рано появилась тяга к сцене. С пяти лет я танцевала в детском ансамбле, ходила в музыкальную школу. У меня даже были свои сольные номера — цыганские и индийские танцы. Так что я рано испытала внимание зрителей и вкус славы. Мы с мамой даже ездили в Москву, чтобы меня взяли в цыганский театр «Ромэн», и Киев, где я хотела поступить в хореографическое училище, готовящее балерин.

— То есть кроме вкуса славы вы рано испытали и привкус неудач?

— Да. Но мечта моя осуществилась после восьмого класса, когда я поступила в Киевское училище культуры на хореографа. Затем был Институт культуры, где, проучившись год, я поняла, что вуз уже ничего мне в профессиональном плане дать не сможет. И с хореографического факультета перевелась на факультет менеджмента шоу-бизнеса. Во время учебы попала на студию, где записала свою первую песню «Грустная звезда». И с ней начала карьеру певицы, сняла первый клип. Тогда шоу-бизнес был очень маленьким и в нем проявиться можно было гораздо легче, чем сейчас.

— Насколько то, чему вас учили в институте, соответствовало реальному состоянию шоу-бизнеса в Украине?

— Нас учили исключительно теории. Но благодаря учебе я смогла войти в профессию. В вузе дают только базу, а сможет ли человек пробиться дальше, зависит от его стремления и упорства. Мне период учебы дал также связи и знакомства, которые оказались очень кстати.

— В период создания песни «Грустная любовь» у вас уже был продюсер?

— Был, но я с ним вскоре рассталась. Вообще, я человек скромный и достаточно робкий, но если меня допекут, не остановлюсь ни перед чем. Еще в моей жизни был инвестор, называвший себя продюсером. Но инвестиции в творчество были настолько мизерными, что и в этом направлении мне приходилось тоже работать самостоятельно. Было очень тяжело, но своим продюсированием занималась сама.

— Как обстоят дела сегодня?

— Сегодня, к сожалению, тоже продюсера нет. До недавнего времени я думала, что он есть, что мы сопродюсеры… Тем не менее, мне всем, как и раньше, приходится заниматься одной. И уже пришла к выводу, что лучше продюсера, чем я сама, для меня нет и быть не может. С продюсером у меня не сложилось точно так же, как и с первым мужем. Я вышла замуж, прожила полгода, но даже не считала, что он мой муж. Это была ошибка, но вместе с тем и первый опыт, благодаря которому на мужчин я стала смотреть уже совершенно другими глазами.

ДУХОВНО БЛИЗКИЙ ЧЕЛОВЕК

— И когда вы встретили Василия, у вас уже был и опыт, и соответствующий взгляд. Когда это произошло?

— Мне тогда был 21 год, ему — 26. Через год после знакомства мы поженились, десять лет прожили вместе и расстались.

— Он внес свою лепту в то, что вы состоялись как певица?

— Я бы так вопрос не ставила. Мы развивались вместе: он как политик и бизнесмен, я как певица.

— А финансово Горбаль поддерживал проект Gallina?

— Скажу честно: когда мы поженились, не имели ничего за душой и снимали квартиру. Он только окончил институт и начал работать в банке, я вообще была студенткой. Но я настолько энергетический человек, что приношу фортуну тем людям, которые находятся рядом. Я понимала, что заниматься домом, готовить, стирать, рожать детей — это хорошо. Но поначалу хотелось реализоваться творчески. У него была своя сфера деятельности, у меня — своя. Поэтому нельзя сказать, что он меня сделал или я его сделала, — мы делали друг друга вместе. Как сложиться дальше — не знаю, но Василий мне духовно близкий человек. И сейчас я приобрела для себя нового Горбаля в качестве друга, единомышленника и защитника. А он постоянно напоминает: «Не забывай, что мы с тобой носим одну фамилию».

— Какова цель вашего депутатства?

— Я принимала участие в выборах 2004 года, и меня затянула политика. Тогда я все принимала очень близко к сердцу. И мне, как известной личности, предложили место в партийном списке облсовета.

— Я вижу здесь некоторое противоречие: вы представитель шоу-бизнеса, по сути — обслуживающий персонал, особенно на корпоративах. Быть депутатом и продолжать работать в индустрии развлечений практически невозможно.

— В том-то и проблема, что за годы депутатства я потеряла свой основной заработок. Статус депутата не позволяет заниматься шоу-бизнесом в полной мере. Поэтому на выборы больше не пойду и политикой заниматься не буду.

АНАТОМИЯ ПРОЕКТА

— Как ощущаете, в какой момент вы состоялись как певица?

— В самом начале я рвала: снимала клипы, объездила всю Украину с концертами. Потом несколько остыла и остановилась, чтобы набраться сил. Уже первый мой клип шокировал слушателей. Я лежала в яме, засыпанная цветами. Это был клип Семы Горова, один из первых в Украине, снятых на кинопленку. Тогда и появилась Gallina. После этого было два провальных клипа, где меня сравнили с Линдой. Благодаря им я поняла, что зрителю нужны веселые песни. И новой, давшей мне путевку в жизнь, стала «Самолеты не летают». Это был второй этап. И следующий — третий — начался после выхода песни «Джимми, Джимми». Все мое творчество представляет собой график с подъемами и спадами, которые постоянно чередуются. Но я всегда оставалась Галлиной — желанной и узнаваемой. И даже после двух с половиной лет, когда была в разводах, декретах и не занималась творчеством, я не ощутила спада интереса к себе со стороны слушателей, прессы и телевидения.

— Благодаря чему Gallina стала популярной: песням известных авторов, собственному исполнению, грамотному продюсированию или вложенным в проект инвестициям?

— Это нельзя делить на части и необходимо воспринимать все вместе. Многое зависит от клипмейкера, от композитора и поэта, артист тоже обязан соответствовать. И в результате все должно склеиться. Приведу один пример. Слова «Джимми, Джимми, ача, ача» появились сами собой в Одессе на концерте. Когда вернулась в Киев, пришла к Куровскому и Квинте, говорю: «Давайте, пишите песню с такими словами». Еще песня не была готова, я встретилась с Паперником, рассказала ему идею клипа. Что получилось в результате, вы видели. Но я не могу сказать, что все и всегда было грамотно и правильно. Были ошибки и провалы, были недоделанные композиции, была необходимость компромисса между лирикой, которая нравится мне, и веселыми коммерческими песнями.

— Кто придумал псевдоним?

— Думали все и не могли ничего придумать. В то время Бебешко делал мне аранжировку и посоветовал: «У тебя прекрасное старинное имя. Ты просто напиши его латиницей с двумя «л», чтобы отличаться от других Галин».

— Не боялись ассоциации с итальянским «gallina», буквально обозначающим курицу?

— Но мы же живем в Украине, а не в Италии. Хотя был случай, когда во время концерта в Москве Владимир Соловьев, объявляя, связал мое выступление с птичьим гриппом. Я даже обиделась. А он объяснил: «Вы на сцене у нас впервые. Зрители должны вас запомнить, и я все для этого сделал».

ИСТОЧНИК ДЛЯ ВДОХНОВЕНИЯ

— После вашего отхода от шоу-бизнеса было множество противоречивых толков и слухов. Как вы сами воспринимали то, что происходило в это время?

— Я потратила много сил и здоровья на предвыборную кампанию, после чего у нас с Горбалем произошел разрыв. Затем я оглянулась и поняла, что осталась совершенно одна. Прожито 30 лет, а у меня ни мужа, ни ребенка. Петь и зарабатывать деньги не могу — я же депутат. Еще очень переживала расставание с так называемыми друзьями. Люди делились на друзей мужа и друзей жены. Было и предательство, и злые языки за спиной. Это оказалось настолько тяжело пережить, что я бросила все и уехала в Индию. Я прекрасно провела время, набралась сил, и там судьба соединила меня с отцом моего ребенка. Начались отношения, и через полгода я поняла, что беременна. Но выходить замуж за него я не была готова: он живет в Москве, я — в Киеве. Я ничего не хочу менять в своей жизни. Так сама собой получилась ситуация сродни той, которая происходит в природе, когда самка богомола после спаривания убивает самца. Я получила то, что хотела, удовлетворилась тем, что стала матерью, и мужчина мне в один момент стал не нужен. Такое в то время было мое состояние, и я сейчас говорю об этом честно и откровенно. Он видится с ребенком, мы общаемся, но как спутника жизни я его не рассматриваю и никогда не рассматривала. Что касается Софи-Мари, то она очень общительная девочка. Всех, кого встречает, обнимает и целует. Не знаю, может, еще перерастет, но сейчас именно такая. Характер у нее мой.

— Опыт семейной жизни вас научил тому, что постоянный спутник не нужен, или все-таки у вас сейчас кто-то есть?

— Как не нужен? Нужен. Любимый человек должен быть рядом. До недавнего времени у меня был такой человек, но сейчас я свободна. Как любому артисту, мне необходимо состояние влюбленности, из которого я могла бы черпать вдохновение для творчества. Не обязательно постоянно менять партнеров, главное — найти человека, который будет тебя понимать и принимать такой, какая ты есть. А Горбаль даже сейчас привыкнуть не может, звонит и возмущается: «Что там такое опять написали?» Я отвечаю: «Успокойся, это пиар».

— Возвращение и новый этап творчества заставили вас начать все сначала?

— Нет. Меня помнят: пишут, звонят, приглашают на концерты. И это приятно. Значительно тяжелее быть одновременно и артисткой, и продюсером. Хочется иногда полностью отдаться творчеству, но административная работа не позволяет этого сделать. Конечно, мне помогает команда, но все равно постоянно нужно держать руку на пульсе.

— Что уже успели сделать после двухлетнего перерыва?

— Сняты три клипа на песни «Сердцем на восток», «Убери руки» и «Самая-самая». Первый уже в эфире, остальные — на подходе.

— Есть проблемы с финансированием творчества?

— Если бы я финансировала себя так, как финансируются более состоятельные артисты, я бы не выпадала из графика съемок, выпуска альбомов. Появляются у меня деньги — я их тут же вкладываю. Затем пытаюсь отбить вложенное. Опять финансирую. У меня не было такого года, чтобы я снимала три-четыре клипа, как это должно быть. Только в этом году впервые получилось снять три клипа.

— Какая необходимость в том, чтобы все клипы снимались за границей в каких-то экзотических местах и, судя по всему, за большие деньги?

— На самом деле снять клип за границей дешевле, чем в Украине. Здесь работает большое количество людей, используются павильон, свет, декорации. А за границей берется камера, оператор, режиссер, стилист — и все. Декорация не нужна, поскольку там натура лучше любой декорации и качество картинки намного выигрышнее, чем в павильоне.

— А вот тот случай, когда хозяева виллы выставили дополнительную сумму за то, что там проводились съемки, как разрешился?

— Сейчас ведем переговоры. Они все грозятся подать в суд. Я не исключаю того, что стул мог упасть и оббить штукатурку. Тем более в тех условиях, когда начался ураган, отключили свет и мы вынуждены были работать на аккумуляторах. Но дело в том, что претензии нам предъявили не сразу, а спустя две недели, когда мы уже вернулись в Киев. Да и сумма явно не соответствует причиненному вреду. Наверное, хотят за наш счет сделать себе полный ремонт.


Актуально

Резонанс

Теги