728 x 90

Эти глаза напротив


В семье незрячих пятеро детей – как жить?!

Мама и папа ничего не видят. Есть старшая сестра Вика, которой 13 лет, и младшая Анютка, 2 годика – они зрячие. Между сестрами трое братьев – Руслан, 8 лет, Владик, 5,5 года и Ростик, 4 года – все незрячие.

По сути, одна Вика – глаза семьи, ее надежда и опора. Анютка пока не в счет, очень уж маленькая. Несмышленыш!

Как они живут?

Субботним утром я встретился со всем семейством в их новой трехкомнатной квартире, которую выделила им городская власть. Детей я уже представил. Теперь родители: Татьяна, 32 года и Спартак, 25 лет – оба инвалиды первой группы по зрению с детства.

Начал их фотографировать – все смотрят в объектив. И я на них смотрю. Боже! Вижу, что только Вика и Анютка мой взгляд ловят. Остальные тоже смотрят. Но что они в это время «видят», я не знаю. Они ведь ничего не видят! Но эти глаза буравят меня. Мне больше всего жаль, что карточки им не смогу показать никогда. Но они на меня все равно пристально смотрят – эти глаза напротив!

Незабываемая и странная съемка. Обычно в таких случаях мои герои теребят экран «цифровика» — мол, покажи да покажи, как мы на фотках вышли! А сейчас – молчок…

Насчет того, как они живут, рассказывает, и довольно буднично, Татьяна:

- Более-менее справляемся. Конечно не так, как хотелось бы – медленнее и труднее, чем обычный человек, но справляемся.

- А с чем приходится справляться?

- Кухня, уборка. Начинает у нас папа, потом я подключаюсь. Ну, и Вика. А вообще, кто первый пришел домой, тот и начинает наводить порядок или готовить. Я больше предпочитаю пылесосить, а веник не очень люблю.

- У вас много детей – значит, ежедневные стирки?

- Привыкли! Главное – вовремя стирать, не ждать, когда соберется куча белья. Была у нас стиральная машинка-автомат, но сломалась. Теперь стираем вручную.

- На кухне у вас кто готовит?

- Спартак, я. Вика редко. Она может гречку отварить, яичницу поджарить. К кухне не очень тянется, ей это не интересно – впрочем, как всей современной молодежи. Можно ведь пойти в супермаркет и купить все готовое. Зачем морочить голову!

- Замуж выйдет – научится?

- Ой, не знаю! Молодежь сейчас вообще не готовит. Стою как-то в магазине – слышу: купили пельмени, вареники, блинчики. А их же только в кипяток или на сковородку бросить – вся готовка. А то еще молодые, видно, не женатые, в том же магазине заказывают – пиццу, пару котлет или супчики в пакетиках, все почти готовое.

- Татьяна, вы же тоже еще не старые?

- Мы, наверное, старомодные. Я никогда в жизни супы в пакетиках не брала – предпочитаю готовить свои, настоящие. А еще борщи. Мы, наверное, отстали от современной молодежи. Привыкли, так сказать, жить по старинке. Раз в неделю ходим со Спартаком в магазины и на рынок – за продуктами. Если уж берем что, то конкретно! Килограммов 15 картошки, 2-3 килограмма лука.

- Мясо… Сколько, кстати, килограммов?

- Про мясо – вопрос совсем не кстати. Не берем мы его. Обходимся куриными окорочками. Они же в несколько раз дешевле, но тоже считаются мясом.

История любви

Татьяна с трех лет попала в харьковскую спецшколу для незрячих детей – гимназия имени писателя Владимира Короленко. Когда ей было десять, к ним привезли трехлетнего слепого мальчика из Ялты с немного странным и даже экзотичным именем – Спартак. Татьяна сразу же привязалась к нему – смышленый был мальчишка, добрый и ласковый. А главное – обделенный родительской лаской. Родители Спартака, тоже незрячие, крепко выпивали, поэтому от сына поспешили избавиться, сбагрив его в спецшколу.

До самого выпускного класса Татьяна для Богдана была и нянькой, и старшей сестрой. Когда он был совсем еще маленький, таскала его на руках и вытирала мальцу сопли. Позже помогала ему в учебе.

А потом – выпускной, прощай, школа! Их пути разошлись.

Через пару лет после окончания школы Татьяна вышла замуж – тоже за незрячего. Жора был музыкантом. Балагур, весельчак и вроде бы добрый. Но временами на него накатывали непонятные приступы ярости по отношению к тестю – Татьяниному отцу. Тому не нравилась музыка, которую слушал зять.

Трагедия назревала, видимо, давно. А случилась, как всегда, неожиданно. Вечером за столом Татьяна нечаянно пролила чай. Отец начал ее ругать и требовать, чтобы на столе немедленно был наведен порядок. Татьяна попыталась все перевести в шутку – мол, потом уберем. Отец вспыхнул, начал снова ругать дочь. И тут Жора схватил со стола кухонный нож и со всего маху ударил тестя в грудь.

- Слепой-слепой, а угодил прямо в сердце. Он трижды ударил отца ножом в одно и то же место, — вспоминает Татьяна об этой жуткой истории более, чем десятилетней давности. – Жора, осознав, что может надолго сесть в тюрьму, начал просить у меня прощения за случившееся. Наняли адвоката. На суде говорили, что поступил он так в состоянии аффекта. А тут еще амнистия подоспела – в общем, тюрьмы он избежал.

Но уже что-то резко изменилось в наших отношениях. Жора часто начал выпивать с друзьями, поздно приходить домой. На меня начал покрикивать – с металлическими нотками в голосе. И тут я поняла, что он однажды и меня вот так же, как и моего отца, может ударить ножом. В общем, мы расстались. Он ушел к своим родителям. На руках у меня осталась двухлетняя Вика.

До декрета Татьяна работала на предприятии общества слепых, была какая-то зарплата. Потом это все поломалось. Но жить-то надо! Она нашла выход. Оптом закупала пакетики с молотым перцем и разными пряностями, а потом продавала все это в пригородных электричках. Кое-какие деньги появились.

Маленькую Вику вначале просто брала с собой в рейды по электричкам, потому что не с кем было ее оставить. А потом двухлетняя девочка стала ее проводником – мамиными глазами. С тех пор Вика остается глазами всей, теперь уже большой, семьи.

Так они, мама и дочка, год жили в одиночестве. Татьяна ни с кем из представителей мужского пола не хотела ни знаться, ни, тем более, знакомиться. А потом как-то в той же электричке, где работали, встретили они двух подростков 14 и 16 лет. Оба незрячие, братья. Продавали прищепки, которые выпускало Ялтинское общество слепых, и еще какую-то мелочевку.

Вот тут они во второй раз познакомились. Татьяна заговорила с младшим из братьев – оказалось, что это тот самый Спартак, с которым она училась, а вернее, нянчила его в харьковской спецшколе. Не виделись они почти пять лет. Начали вспоминать прошлые годы, и каждый рассказывать свою последующую историю.

Татьянину мы знаем. А у Спартака была другая история. Его родители, избавившиеся от мальчика в трехлетнем возрасте, вспомнили о нем, когда Спартак подрос. «Вот же наше спасение и рабочая сила, которая будет нас кормить и приносить деньги на водку!» — решили родители и отправили его вместе со страшим братом работать «коробейниками» в электричках.

- Деньги появились, но я их не видел, — рассказывает Спартак. – Все до копейки вечером я должен был отдавать отцу. Мы тогда жили в райцентре Михайловка Запорожской области.

- Вскоре после вторичного «знакомства» со Спартаком, — вспоминает Татьяна, — я стала замечать некоторые странности, которые никак не укладывались у меня в голове. Пашем целый день в электричках – к вечеру я покупаю себе и дочке по кусочку тортика, чай, кофе. Это притом, что и днем мы с ней обедали. А эти братья ничего себе никогда не берут. За весь день по одному пирожку с картошкой могут купить – вот и вся еда.

Спрашиваю Спартака, в чем дело, а он уклончиво отвечает – мол, родители просили нас деньги не тратить. Потом как-то с его матерью я попала на рынок. Покупаю Вике комбинезон, Спартак маме заикается что-то насчет осенней куртки, а она резко его обрывает: «Обойдешься – замерзнешь! Нам водку не за что купить».

После того дикого случая забрала я Спартака к себе. Во время работы в электричках стала прикармливать его, брата, разумеется, тоже. Если когда-то, в спецшколе, я была для него старшей сестрой и нянькой, то сейчас на какое-то время для подростка я стала мамкой.

Когда дело дошло до того, что мы собрались вместе жить, родители Спартака подняли вой. Но, правда, потом очень быстро сменили гнев на милость: «Хорошо, что одного дурачка збыхались!» — для работы в электричках у них оставался старший сын Володя.

Спартака в его новую семью родители проводили с проклятиями. Ты, мол, без нас пропадешь, ты — «никто» и звать тебя — «никак»! Но он все обиды терпеливо снес. А мне сказал, что любит меня, что у нас будет большая и счастливая семья. В 2001 году у нас родился Руслан. Папе, Спартаку, было 16 лет, мне 23.

Вслед за Русланом через два с половиной года родился Владик, еще через полтора года – Ростик…

Татьяна все никак не могла понять, почему их семью преследует этот рок, или даже проклятие, — мальчики рождались незрячими.

Татьяна: «Я всегда хотела двух

девочек! И трехкомнатную квартиру»

Возвращаясь на тринадцать лет назад, Татьяна рассказывает, какой представляла себе будущую семейную жизнь:

- Я хотела, чтобы у меня было две девочки. Так получилось, что родилась первая Вика. А потом пошло-поехало – Руслан, Владик, Ростик. Когда Ростик родился, я уже перестала ждать, что родится девочка. Но мы со Спартаком решились – а вдруг?!

До самого декретного отпуска я не становилась на учет в «Женскую консультацию». Просто не хотела – думала, снова будет пацан, и уже с этим смирилась.

Но потом вдруг врач из «Женской консультации» мне сообщил — девочка! Не поверила ему – он-то о моих мечтаниях знал, вот, наверное, и решил подыграть.

Я потом побежала в другую консультацию, за два дня до родов пошла на УЗИ – к независимым экспертам. Они подтверждают – девочка!

- И кто же у вас родился?

- Анютка. В мае ей исполнилось два годика, но она уже всем говорит, что три!

- Татьяна! Почему так получается, что у вас старшая и младшая дочери – зрячие, а между ними трое сыновей – все незрячие. Это что – какое-то проклятье?

- Это гены. Если в семье незрячих рождается девочка, то ей передаются гены матери, мальчикам, соответственно, гены отца.

- Так подождите, и вы, и Спартак – оба незрячие.

- Да. Но муж — от рождения. А меня слепой сделали медики на второй-третий день жизни. В это время новорожденным закапывают капли для активизации глазной мышцы. Так получилось, что мне вместо необходимого раствора закапали совсем другой, который просто сжег роговицу глаза. А потом, со временем, в результате отслоения сетчатки наступила слепота. Полностью ослепла я 6 лет назад.

Мое, может, неосознанное, желание родить двух девочек объясняется медиками: девочкам передаются гены матери, мальчикам – гены отца. На примере нашей семьи это подтверждается – у меня-то гены зрячего человека. И отец, и мать были зрячими.

Загадка прабабки

- А в роду у Спартака какие были отклонения?

- Прабабка моих детей была незрячей! – сказал мне Спартак. – Отсюда все проблемы.

Мы вместе стали докапываться до этих проблем. Может, медики не подтвердят, но вырисовывается такая картина. В семье, где постоянные свары и склоки, мрак наступает в буквальном смысле слова. Люди конкретно слепнут.

Родители постоянно ругали Спартака. Хотя как начиналось! Его отец очень любил историю, и поэтому сына решил назвать в честь предводителя восстания рабов – Спартака. Позже он об этом забыл.

И в семье всегда был запрет на упоминание о прабабушке, с которой, считают родители Спартака, началась слепота в их роду. Но это предположение, пожалуй, может быть оспорено. В их роде никогда не было мира и дружбы между родственниками. Из последних ветвей семейного древа все эти «негаразды» прослеживаются очень четко. Мать с отцом не любят и даже ненавидят Спартака. Сразу «збыхались» от него, а потом еще и судились из-за квартиры в Ялте, где он прописан. Ялтинская прокуратура стала на сторону Спартака. Суд он, у своих собственных родителей, выиграл.

Дальше. По примеру родителей их сыновья, родные братья, сейчас не поддерживают никаких отношений. Чужими друг другу стали. Хотя совсем же недавно вместе работали в электричках.

А с прабабушкой детей Спартака, мамой его родителей, была аналогичная история – дети судились с ней за квартиру в Ливадии, имея квартиру в Ялте. Тут не только ослепнешь, но и тронешься разумом.

Видно, так и случилось у прабабки. Если раньше ее не допекли предыдущие родственники. Вот такое оно – древо жизни. Которое, якобы, вечно зеленеет…

Вика – глаза семьи

В этой истории главным действующим лицом мне представляется все-таки старшая дочь Татьяны – 13-летняя Вика. Повезло ей родиться от мамки с генами зрячей и от папки с «куриной слепотой» — девочка все видит, слава Богу!

Но в то же время в этой непростой семье на ее плечи свалилось все. Она ведь стала глазами семьи! Братьев в садик, в школу проводить – Вика. В магазин, пусть даже с мамой, — Вика. А сколько она с мамой ходила по всяким инстанциям – не перечислить. А сколько она видела там – равнодушия, несправедливости. Может, именно поэтому сейчас говорит, что хочет стать юристом.

Про Вику мама говорит: «Она у нас человек, на которого можно положиться!»

У Вики спрашиваю:

- На тебя столько обязанностей в семье повесили. Не бывает так, что хочется всем крикнуть: «Надоело!»?

- Бывает. Но это быстро проходит само собой. Я ведь понимаю, что кроме меня у них никого из таких родных и близких нет.

- Вика! Ты для братьев и для сестрички Анютки все равно, что вторая мама. Какие они у тебя?

- Они все мои братья и сестры. И все очень разные и неповторимые. Руслан – музыкальный. Владик – самый хитрый, все понимает больше всех. Ростик – маменькин сыночек, все время вместе с мамой. Аня – самая остроумная, в 2 годика она больше всех понимает.

Рассказ о семье слепых – Татьяны и Спартака – я хотел бы завершить еще сообщением о том, что недавно запорожские власти выделили им 3-комнатную квартиру. После однокомнатной, где пять человек спали поперек одного дивана, это чудо. Но квартира недостроенная – там нужен линолеум, плитка, нужны двери во всех комнатах, ванна, умывальник, обои. За свои деньги они сумели поставить унитаз и мойку на кухне. На том и остановились – дальше денег нет.

Из «мебели» в трехкомнатной квартире пока что есть только один надувной матрас – диваном служит.

На всякий случай: мобилка Татьяны – 050-974-03-33. Можно помочь – ванной, умывальником, двери вставить (они же слепые!) Или просто (и лучше) помочь деньгами. Ну, это как на что и сколько у нас терпения и желания хватит.

Эти глаза= напротив

В новой квартире из мебели пока только надувной матрас — вместо дивана

Эти глаза= напротив

Ростик — мамин сыночек

Эти глаза= напротив

13-летняя Вика — глаза семьи. Мечтает о компьютере

Эти глаза= напротив

Вика с детьми

Эти глаза= напротив

Спартак почти на ощупь определяет, сколько еще дверей в новой квартире надо установить

Эти глаза= напротив

Татьяна и Спартак

Эти глаза= напротив

Семья во дворе дома, где они получили квартиру

Резонанс:

Мир не без добрых людей

Семье незрячих уже приготовили
стиральную машину и письменный стол
В «Индустриалке» за 27 августа была заметка о семье незрячих – Татьяны и Спартака, инвалидов первой группы по зрению, у которых пятеро детей. Старшая дочка, 13 лет, и младшая, 2 годика, видят, а между ними трое братьев, четыре с половиной, пять с половиной и восемь лет, тоже, как и родители, незрячие.
Проблема в чем? Семье дали новую трехкомнатную, но недостроенную квартиру, ее надо обустраивать – вставлять двери, стелить плитку, линолеум, ставить ванну, умывальник, нужна самая необходимая мебель, стиральная машина и много еще чего другого, а у семьи на это уже нет средств. Что могли, они уже купили – окна, унитаз, мойку.
Первым на публикацию откликнулся ветеран Василий Петрович Степко: «Обязательно поможем этой семье, вот только посоветуюсь с домашними».
Потом в редакцию позвонил запорожец Виктор Иванович Чередниченко:
— Татьяне я предложил свою старенькую, но в рабочем состоянии, стиральную машину и письменный стол – как раз то, что они просили. Она сказала, что посоветуется с мужем, и вот уже второй день не звонит. А я, как на грех, потерял номер ее мобильного.
Номер я нашел, и Виктор Иванович снова связался с Татьяной. А потом и я ей позвонил: может, они уже и «харчами перебирают»?
— Да ни в коем случае! – ответила Татьяна. – Просто в эти дни у нас запарка – 1-е сентября, сына Руслана определяем в первый класс, в пятый интернат. Там, оказалось, нужно соблюсти много формальностей. Как только освободимся, мы тут же поедем к Виктору Ивановичу – стиральная машина и письменный стол нам очень нужны!
— Татьяна, были ли другие звонки насчет помощи вашей семье?
— К сожалению, нет.
— Но вы не расстраивайтесь! Вы же сами говорили – мол, ни на что не рассчитываете. Но уже стиралка и письменный стол есть. Другие добрые люди, я так думаю, еще «раскачиваются» и вам обязательно позвонят.
А стиральную машину и стол как забирать будете?
— Да вот опять же проблема – машину надо искать и нанимать.
— Для тех, у кого есть «колеса», доброе сердце и час-полтора времени, я думаю, это не проблема. Короче, повторяем в газете номер вашего мобильного телефона?
— Да! 050-974-03-33
И еще резонанс:
Мир не без добрых людей
«Как только вышла статья,
на нас посыпались звонки»
Мы продолжаем следить за судьбой семьи незрячих – Татьяны и Спартака, инвалидов первой группы по зрению. У них пятеро детей – трое мальчишек тоже незрячие.
Въехав в новую, но недостроенную квартиру, семья оказалась в затруднительном положении – не за что купить и вставить двери, настелить плитку, линолеум. И обставить квартиру нечем. После публикации мы ждали реакции читателей.
Поначалу был только один звонок. Пожилой человек предложил семье старенькую, но в рабочем состоянии, стиральную машину и письменный стол. Потом мы сказали, что нужен и транспорт, на котором можно было бы съездить за стиральной машиной, — и дело сдвинулось с мертвой точки!
— В пятницу в газете вышла статья, а в субботу на нас посыпались телефонные звонки, — рассказывает Татьяна. – Первой позвонила тоже многодетная семья, в которой шестеро детей. И у них есть автомобиль. Сказали, что в пятницу и субботу отпразднуют свадьбу кого-то из старших детей, а в воскресенье на их машине поедем за стиральной машиной и письменным столом.
Звонили с «Космоса» — предложили нам «стенку», хоть и старенькую, но добротную и вместительную, на три шкафа. С бульвара Гвардейского звонила женщина и приглашала нашу старшую дочь Вику к себе в гости – приготовила для нее дубленку.
Еще одна семья сообщила, что у них для нас есть раскладушка, кухонный стол и кровать. Но они пока отдыхают на море, а после 18 сентября вернутся, и тогда будем решать.
А однажды, созвонившись, к семье незрячих с подарками пришел 80-летний «дедушка Володя» — так он отрекомендовался. Принес шесть новых постельных наборов, еще советских времен – 6 простыней, 6 пододеяльников, 12 наволочек. И 2 покрывала. Назвать свою фамилию не захотел: «Я человек верующий. Бог учит – когда делаешь добро, не думай и не заботься о том, чтобы о твоем поступке все узнали».
Когда детвора вместе с мамой дедушку Володю провожали до трамвайной остановки, он по дороге купил им яблоки и большой арбуз. Они начали тараторить еще и про минеральную воду. Но дедушка Володя отдал маме 50 гривен и сказал детям, что на эти деньги она купит им что-то посущественнее. Татьяна купила на складе сок в бутыльках – и дешевле, и полезнее.
Телефон Татьяны 050-974-03-33.
"Индустриальное Запорожье" www.iz.com.ua



Актуально

Резонанс

Теги