728 x 90

Олегу Нестайку (Эмилю Пику, а также Порудоминскому), сефард


В середине 90-х годов работал я на одной еврейской фирме. Скажу сразу, что ее хозяина и безмерно уважал, и продолжаю безмерно уважать и сегодня. Его звали Исай Львович, и был он уроженцем города Луганска. Да, да! Того самого Луганска, который около 50 лет осчастливливал своим проживанием Олег Валентинович Нестайко, герой нашего повествования, засоряющий своим графоманским мусором просторы интернета под псевдонимом Эмиль ПИК.

В тот день у Исая Львовича был день рождения. Вся фирма “гудела”. Был собран общий стол, куда пригласили даже грузчиков. Ну, и масса друзей-евреев прибыла с поздравлениями. В том числе приехал Борис Владимирович П., его компаньон по параллельному бизнесу. Борис Владимирович “принял” как следует, и, что называется, Остапа понесло. Он начал рассказывать свою родословную, из которой следовало, что он является потомком декабриста Бестужева-Рюмина. Исай все это внимательно слушал, кивал головой, а в конце концов взял, да и выдал:”Боря, все это хорошо, но ты пойми, что еврей потомком декабриста быть не может”. Вмазал, так вмазал. Как мальчик в той сказке про голого короля.

Спросите, а к чему я собственно это, и какое все это имеет отношение к Олегу Нестайку, Эмилю Пику и т.п.? А вот какое. С чего, собственно говоря, все началось, почему вдруг наш “виртуальный гений”, до сих пор не обращавший никакого внимания на Пармена Посохова и его творчество, вдруг разразился разгромной статьей на всем известном хамско-эпатажном ресурсе? А началось все с того, что на Хайвее нарисовался некий Борис Дроздовский, эдакое безграмотное чмо, демонстративно коверкавшее русский язык, занимавшееся откровенным паясничеством, которое начало прилюдно заявлять, что является внуком героя белого движения Михаила Гордеевича Дроздовского. Пришлось по возможности привести товарища в чувство, объяснить, что шел бы он со своими фантазиями куда подальше, что российское дворянство в любых, самых тяжелых обстоятельствах сохраняет невероятное чувство собственного достоинства, и так себя не ведет и вести не может! Как нетрудно было догадаться по стилю изложения, под маской Бориса Дроздовского скрывался всем известный Олег Нестайко, пишущий под псевдонимами Эмиль Пик, Порудоминский и т.п. (Сам сознался здесь http://h.ua/story/227131/)

Товарищ обиделся. А чего собственно?

Если бы он назвал себя внуком Лазаря Кагановича, или скажем Исаака Дунаевского, с папой которого его бабушка Батшева в Лохвице в одну синагогу ходила, я бы и слова ему не сказал. И коверкал бы себе слова и выражения на иврите. Так нет, ему для экскриментов “великий и могучий” подавай. Да еще плюс к этому все российское дворянство, которое наш местечковый гений безмерно презирает и пытается выставить недоумками. Нет, г-н Нестайко, недоумками будьте любезны выставлять своих соплеменников. Назовитесь там себе Мойшей Маршаком и коверкайте переводы Роберта Бернса в исполнении “дедушки” на иврит. Мы это оценим. А Михаила Гордеевича Дроздовского и его потомков не трогайте. Дроздовский – культовая фигура белого движения, я бы даже сказал сакральная. И опошлять ее разным там хохло-жидо-немцам (так себя сам Нестайко величает, могу дать ссылочку желающим) мы не позволим. Честно говоря, я тоже до сего мгновения на Нестайка особого внимания не обращал. Тяжело его читать. Стиль такой типа оригинальный. Ну, думал я, пишет чудак, и пусть себе пишет. А тут решил поподробнее поинтересоваться, и такой пласт открылся, что мама не горюй. Правда, мне по дружески советовали не связываться, что это “тот еще клиент”. Но все таки решил я поближе с Олегом Валентиновичем познакомиться. И что я увидел? Олег Валентинович мне это самое знакомство облегчил как мог. Он, оказывается, воздвиг себе памятник нерукотворный в сети, рассказав точь-в-точь как Ратушный всю свою родословную. Но, если Ратушный нам прожужжал все уши про маму Ларису, тетю Рону и своего подло репрессированного Сталиным дедушку – великого литератора Вергилесова, то у Нестайка прозвучали другие имена. Бабушка Батшева (что означает седьмая дочь на иврите), бабушка Циля, дед (двоюродный кажется) Арон, дед Симха (Симон), ну и двоюродные братья с не менее колоритными именами. И, заметьте, Олег Валентинович никого, кроме папы, из представителей семейства Нестайко не упомянул. Национально так сказать самоидентифицировался, и родственников по отцовской линии отсек напрочь! Отдав, правда, должное смелости отца, женившейся на дочери врага народа. Вот тут мы и подошли к самому главному. Дед нашего героя, Эмиль Теодорович Пик, немецкий еврей и потомственный сефард, был в 1938 году арестован и репрессирован как немецкий шпион. Какое сходство с делом Ратушного. Оба из семей репрессированных, оба невероятной плодовитости графоманы, засоряющие интернет, оба обладатели невероятной нежности к своим обожаемым родственникам по материнской линии, оба ненавидящие все русское. Дальше идут уже национальные особенности. Ратушный-Вергилесов объявил себя (безо всяких на то оснований) украинцем, эмигрировал из России в Киев, и принялся восхвалять Мазепу, в то время как Олег Валентинович, предъявив Израильскому правительству неопровержимые свидетельства своего сефардского происхождения, переселился в курортный Бат-ям близ Тель-Авива.

И чуть не забыл самое главное сходство. Оба они, и Ратушный, и Нестайко, во всеуслышанье объявили своих дедов великими. Ну, с Вергилесовым все ясно, его величие зиждется на неполученной им Сталинской премии (поди теперь проверь, было это или нет). А вот с Эмилем Пиком все сложнее. Кто бы он был, как вы думаете? А был он всего-навсего зам. директора молочной лавки в Харькове! Но вы послушайте, что о нем пишет его плодовитый внук:”Мой дед, Эмиль Теодорович Пик, был выдающимся человеком, поэтому и был обвинен в антисоветской деятельности, назван немецким шпионом и пропал”. Во как! Такое впечатление, что дедушка ребе Нестайка был личностью масштаба Лазаря Моисеевича Кагановича, который был без сомнения выдающейся личностью своей эпохи. Но вот о величии приказчика из молочной лавки я слышу впервые. До таких высот даже Ратушный не поднялся. Где ему, не дала мать природа Алексею Алексеевичу местечковой провинциальной наглости. Тут ребе Нестайко ему сто очков вперед даст.

Призадумался я о проблемах величия. В плане, а как у меня самого с моими родственниками дело насчет величия отстоит. Вот, к примеру, мой дед, Василий Сергеевич, был тоже без сомнения великим человеком. Еще бы, был близко знаком с примой Большого Театра Марией Петровной Максаковой, “поддавал” ccамим Иваном Семеновичем Козловским. Да что там Максакова и Козловский. Дед знал всю Московскую консерваторию, а в доме Артиста, что в Брюсовом переулке и в Доме Композиторов в каждой квартире без преувеличения был желанным гостем. А как же ему не быть, когда он работал в ЖЭКе сантехником на этом участке. Как же без сантехника то. Какой бы ни был народный артист, а срать куда то надо. Вот и ждали деда везде с распростертыми объятиями. Козловский на радостях французским коньяком угощал. И все, заметьте, все наши звезды сталинской и послесталинской культуры обращались к дедушке исключительно по имени отчеству, Василий Сергеевич, а не какой-то там дядя Вася. Вот это настоящее величие, величие рабочего человека! А тут нам какого то приказчика из молочной лавки предъявляют. В чем его величие то? В том, что при дефиците лактометров в Сталинском СССР умел на глаз определять процент воды в молоке? Если так, то да. Готов признать.

Нет, интересная это тема величия. Тут я своего второго дедушку вспомнил, Ивана Ивановича. Участник трех войн, герой финской компании. На таких как он Иванах Ивановичах всегда вся Россия держалась, давала по морде разным там супостатам. Что, у них нет величия? Да куда больше, чем у приказчика из молочной лавки. Воевали и братья дедов, и братья бабок, все воевали. В нашей семье воевали всемужчины. Даже мой отец успел повоевать, в начале 50-х, на Западной Украине. И половина не вернулась с той самой, Великой Отечественной, которую ребе Нестайко и его духовные родственники из Новой газеты поносят как могут. Кстати, об участии родственников Нестайко в ВОВ он НИГДЕ не упоминает. НИГДЕ! Выходит, не участвовали его предки в войне. Ну Эмиль Пик понятно почему. Сидел товарищ. Удивительно еще, что посадили, а не шлепнули. Это тоже неспроста.

И вот тут я подхожу к интересному моменту. Как Нестайко накинулся на мою публикацию о немецких потерях во Второй мировой. А я ведь только А сказал. Но он не дал мне продолжить, опередив своим пасквилем. А чего такого я написал? Просто, что называется навскидку, на пальцах показал несостоятельность официальных немецких цифр о потерях. Это же понятно любому человеку, окончившему 3 класса церковноприходской школы. Если за год в вермахт призывается по два с половиной миллиона новых бойцов, а численность вермахта при этом не растет, то эти самые два с половиной миллиона либо на Марс с Луной улетели, либо их “Ворошиловские стрелки” перехлопали. А для усиления эффекта привел образец других рассуждений, не менее убедительных, по которым немецкие потери на 1,3 миллиона больше моей цифры оказались. То есть, по всему выходит для всех здравомыслящих людей, что немецкие официальные цифры потерь туфта, занижены минимум в 4 раза. Ах, как тут ребе Нестайко взвился. Еще бы. Уже одно это, а я еще до наших потерь не добрался, не оставляет камня на камне от утверждений Соколова, Латыниной и прочих о том, что соотношение потерь было 1:7 не в нашу пользу. Ну, с Соколовым и Латыниной все ясно. Люди проплаченные. А наш герой чего так усиленно в бутылку лезет?.

Получил я от “Б.Дроздовского” занимательное послание, в котором он самодовольно мне сообщил, что он на таких, как я, он делает сумасшедшие деньги. Кто бы сомневался. Чтобы гражданин Израиля да стал бесплатно что либо делать? Это Ратушный у нас за 60 копеек заметки строчил. Аллах с вами! Но за сообщение спасибо. И тут я призадумался. Неужто сам Масан ему антипосоховский пасквиль заказал, да еще и оплатил? А братве он тоже что ли платит? И по каким расценкам? Мне например небезинтересно, сколько он отстегивает Вассертруму за каждое матерное слово. Но, оговорюсь сразу, это только мое предположение, а предполагать я могу все что угодно. Вот сам Масан, например, предположил, что я плагиатор, и всю информацию для своих заметок списываю со старых журналов. Предположил совершенно бездоказательно. Но, я нисколько не сомневаюсь, что, как настоящий мужчина, он вскоре предъявит нам доказательства, а если не предъявит, то прилюдно съест свой головной убор. А ведь жрать придется. Не найдет, ничего не найдет.

Следующей мыслью стало отрицание первой. Нет, не Масан. Нестайко многих еще на Хайвее мочил, внушительный такой список. Значит не Масан заказчик. Кто-то еще. Но ведь мало написать, надо еще и разместить.

Сомневаюсь, что Масан это сделал за бесплатно. Но отношусь к этому с пониманием. Парафраз то ведь содержать надо, он тоже кушать хочет. Так что к Масану никаких на сей счет претензий. Одна только благодарность. Каждому свое, мне пиар, Масану деньги, Нестайко и деньги, и величие дедушки.

Вот такие материальные плоды приносит местечковая провинциальная наглость. Я всегда ей поражался. Ведь составив в 20-х годах большинство верхушки правящей партии и ОГПУ, шустрые ребята вытянули в столицы и большие города из местечек всю свою родню, занявших все теплые непыльные места, от директоров различных трестов до приказчиков в молочных лавках. “Великие люди”, что и говорить. Я вот кончал в свое время математическую спецшколу, у нас в классе было 7 полуевреев (правда как сказать полу, у них же национальность по матери определяется) и один князь, настоящий князь, правда не Рюрикович, а Гедиминович (такой вот любопытный срез московской, а точнее перовской технической интеллигенции). Его дедушку тоже при Сталине шлепнули. А он был действительно великим человеком, заместителем начальника Генерального штаба. Так Колька никогда и нигде не орал про величие своего деда, происхождение не позволяло, да и местечковая провинциальная наглость отсутствовала напрочь. Как она отсутствовала и у другого персонажа, из параллельного класса. У того парня была фамилия Дроздовский. Он не афишировал, но ходили упорные слухи, что имел непосредственное отношение к тому самому. Похоже на правду, поскольку дворян видно невооруженным глазом, по манере поведения, по чувству собственного достоинства, по всему. Как раз по тому, чем ребе Нестайко обделен от рождения. Но, как говорится, наглость – второе счастье.

Может быть и так. Но очень хочется вразумить товарища:”Ребе, лежи себе в своем Бат-яме на пляже, грей под ласковым Израильским солнцем свои старые кости, и не лезь туда, куда тебя не просят”.

P.S. Есть у меня еще одно предположение, почему моя последняя заметка вызвала такое негодование гражданина Израиля Олега Нестайко. Дело в том, что определение цифры потерь во Второй мировой войне очень тесно связано с определением цифры жертв Холокоста, и пока идут баталии по первой теме, вторую тему всерьез и не затрагивают. А между тем методика определения потерь и в первом и втором случае очень похожа. Возьмем, к примеру, вот такую формулу:

ЖЕРТВЫ ХОЛОКОСТА = ЕВРЕЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ЕВРОПЫ ДО 2 МИРОВОЙ ВОЙНЫ – ЕВРЕЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ЕВРОПЫ ПОСЛЕ 2 МИРОВОЙ ВОЙНЫ + ЕВРЕЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПАЛЕСТИНЫ ДО 2 МИРОВОЙ ВОЙНЫ – ЕВРЕЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПАЛЕСТИНЫ ПОСЛЕ 2 МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

Осталось только цифры подставить. И совершенно незачем спорить (помнится много копий было сломано по сему поводу), какая была у печей Освенцима пропускная способность, и могли ли они сжечь предполагаемое количество народа.

Ну, в общем, мысль поняли. Желающие могут на досуге заняться.

Хотя Олег Валентинович будет делать все, чтобы обсуждение дальше немецко-советских потерь не продвинулось.


Актуально

Резонанс

Теги