728 x 90

Теория экономики криптовалюты: Terms and Conditions.


cryptoВ чем сила, брат?

"Все мое",- сказало злато;"Все мое",- сказал булат."Все куплю",- сказало злато;"Все возьму",- сказал булат.А.Пушкин, 1827

Нет ничего практичнее хорошей теории.

Авторство этой сентенции приписано множеству знаменитостей, но согласятся с ней не все. А те, кто согласятся, хорошими назовут разные теории. Потому что под видом научной теории продвигаются идеологии – некоторые теоретические построения, оправдывающие интересы той или иной группы лиц.

Теория – социальный феномен, то есть продукт социального согласия относительно ценности какой-либо идеи (или комплекса идей). Отдельная идея рождается внутри индивидуума и передается им в сеть. Эта идея, одна или вместе с другими идеями, порожденными тем же самым или другими индивидуумами, принимается или отвергается некоторым множеством элементов сети. Научная теория, в отличие от идеологии, не направлена на обслуживание интересов какой-то определенной группы узлов. Научная теория основана на:

  • накоплении наблюдательных данных,
  • выявлении математических закономерностей в потоке полученных данных,
  • прогнозировании событий на основе выявленных математических закономерностей.

Для того чтобы наблюдения и закономерности стали научной теорией, предмет исследования (и прогнозирования) — физическое (социальное, экономическое) явление – должно быть воспроизводимым, в идеале – воспроизводимым любым узлом сети. Для воспроизводимости явления необходимо как можно точнее определить условия, при которых оно происходит. Чем больше независимых узлов может воспроизвести эксперимент, тем в большей степени теория – научна.

Теория-идеология не отвечает требованиям, сформулированным в предыдущем абзаце. Прекрасной иллюстрацией служит следующий казус от британских ученых: “Экспедиция 1919 года, возглавляемая Эддингтоном, впервые экспериментально измерила отклонение луча света в гравитационном поле Солнца, которое полностью соответствовало теории Эйнштейна”, — говорят они нам. С этого началось победное шествие эйнштейновской идеологии.

Самомнению Эйнштейна позавидует и Пол Кругман: «…голландский физик Хендрик Лоренц известил об этом Эйнштейна телеграммой. Когда содержание телеграммы распространилось по всему миру, один студент задал Эйнштейну вопрос, о чём бы он подумал, если бы эксперимент Эддингтона не обнаружил предсказанного отклонения лучей света звёзд. Эйнштейн ответил: “Мне было бы жаль Всевышнего, поскольку теория верна”».

А что было на самом деле? А вот что: “В данном эксперименте измеряемая величина находилась глубоко под ошибками измерения. Таким образом, вывод о правильности ОТО, основанный на результатах этой экспедиции, является неправомерным и принципиально не корректным”. Подробный независимый анализ фотографий Эддингтона доступен на Куличках.

В данном примере Эддингтон несколько вольно трактовал полученные результаты с простой шкурной целью – он тем самым и сам становился британским ученым. Налицо наука-идеология. Прошу заметить, это – физика. Наука как бы точная, соперничающая с математикой за титул царицы наук. Экономика на этом фоне выглядит литературным журналом, в котором поэты воруют друг у друга рифмы. Так и Кругман, от него требуется большое личное мужество, чтобы признать неправоту в отношении криптовалюты. А там, глядишь, и нобелевку придется вернуть – кто ж на такое пойдет!? Кругман не пойдет.

В академической науке отказа от измышлений Эйнштейна не следует ждать ранее, чем вымрут (очень прошу вас, ненасильно!) ныне имеющиеся академики. Соответственно, ожидать появления более-менее адекватной крипто-экономической теории можно до тех пор, пока профессорами ни станут те студенты экономических вузов, которые сейчас уже знают, что такое wallet.dat

Проблема в том, что у нас нет этого времени. Криптовалюта уже есть состоявшийся фактор экономики. И нам ничего не остается делать, как продвинуть экономическую мысль без ученых подобно тому, как криптомонеты появляются без монетных дворов.

Так даже лучше. Что получается, когда капитализм внедряют товарищи, защищавшие диссертации по успехам социализма, а демократию — члены КПСС, мы хорошо знаем. Почему я думаю, что получится у нас?

Мы (здесь, в текущем контексте) – это множество независимых личностей, каждый со своим фиатным и криптокошельками, и значит – с каким-никаким своим домашним хозяйством, пусть даже вся домашняя работа сводится к выносу пакета с мусором в контейнер во дворе.

Обратимся к Вики, статья “Экономика”. Оказывается, экономика – это как раз наука об управлении хозяйством. И, как всякая древнегреческая наука, доступна для понимания всякому, кто даст себе труд разобраться что к чему.

Пальцев одной руки хватит, чтобы перечислить современные дисциплины, которые не были бы известны древним. Например, такая как атомная (ядерная) физика. Древние упорно считали атом “неделимым”. Обогащать уран им как-то не приходило в голову. Для изучения этой науки нам потребовались бы материалы и оборудование, которых у нас нет. Но для нашей науки у нас есть все необходимое.

Академическое образование предполагает полноту и систематичность знаний. Но как раз этого – полноты и систематичности знаний о криптовалюте не может сейчас предложить никто. Более того, кроме нас с вами, вообще никто не может предложить никаких знаний об этом!

Есть еще одна проблема, на которую следует указать прежде, чем мы начнем. Это масштабируемость.

Что касается экономики, как науки управления домашним хозяйством, ничья компетентность не может быть оспорена из тех, у кого такое хозяйство есть. Управление производственным предприятием ничем принципиально не отличается.

А вот экономика страны – уже качественно иной уровень, это совокупность отдельных и очень разных хозяйств. Хорошо, давайте подойдем иначе: а кто достаточно компетентен, чтобы рассуждать об экономике страны? Оба-на! А ведь хороший вопрос.

Первое, что приходит в голову – это те люди, которые этим занимаются. Или должны заниматься. Или, по крайней мере, извлекают выгоду из того, что должны этим заниматься. Но как определить, правильно ли, хорошо ли они это делают?

Определить, что они это делали плохо, нетрудно. Так, например, Николай II и Муаммар Каддафи делали это крайне неудачно. Вообще, среди этих людей очень популярна мысль либо оставаться на посту до конца, либо, на крайний случай, обеспечить себе неприкосновенность после трудов.

От противного: они это делали хорошо, если большинство из тех, кем они управляли, с этим согласны. Но если мы можем выносить оценку результатам, то мы можем выносить оценку и процессу. Более того, если выборы должностных лиц вообще имеют смысл, значит, мы можем выносить оценку процессу управления до того, как он начнется – по результатам анализа предвыборной программы кандидата.

Следующий уровень – макроэкономический. Отличается тем, что нет внешнеэкономических связей, нет верховного арбитра. И нет единой валюты, если не считать золота! Кроме того, нет, собственно, и экономистов – специалистов такого уровня, хотя бы номинально. Единственный экономист, в которого по случаю можно ткнуть пальцем, это Джон Невилл Кейнс.

Автор: tango


Источник: “https://bitnovosti.com/2014/02/20/teoria-kriptovaluty-1/”

Актуально

Резонанс

Теги