728 x 90

Хроники Столетней войны. Часть 27-я. Битва при Пуатье. Стихийное начало или призраки Креси.

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ.

Медленно, но верно набирая скорость, цвет, краса и гордость французского рыцарства – максимально закованные в броню кавалеристы и их рысаки, облаченные в специальные пластинчатые конские доспехи, устремились на возвышенность, на вершине которой всё более отчётливо виднелись передовые ряды английских баталий.

Маршал Арнуль д’Одрегем вёл за собой 250 всадников прямиком на вражеский правый фланг – авангард войска принца Уэльского – вереницу обозных телег, увязнувших в заболоченной пойме реки Миоссон (иначе Мьоссон или Мийоссон). Маршал Жан де Клермон, так же имея под рукой 250 конных латников, повёл свои «броненосные эскадроны» на левый фланг англо-гасконского войска.

Обе французские кавалькады набрали хороший разгон, но достигнутая высокая скорость и набранная кинетическая энергия, предназначавшаяся для сокрушающего удара по врагу, были быстро утрачены, едва кавалеристы начали подниматься вверх по склону холма. Томас де Бошан – один из командиров авангарда войска принца Уэльского, своевременно оповещенный наблюдателями, приказал своим бойцам немедленно развернуться в боевые порядки. Проворные лучники успели занять позиции, обрушив на французскую конницу тучи стрел, едва атакующие оказались в зоне досягаемости настильного выстрела.

На этот раз из-за спешки, отсутствия предварительной пристрелки и благодаря наличию у коней специальных латных доспехов огонь английских лучников оказался не столь повальным и смертоносным, как десять лет назад в битве при Креси. По сведениям английских и французских хронистов стрелы в подавляющем большинстве своём отскакивали от доспехов и лат атакующих рыцарей, причиняя им несущественный урон.

Главный английский летописец битвы при Пуатье – хронист Джеффри Ле-Бейкер по этому поводу сделал следующую запись: «Лучники не пренебрегли своим долгом, но смело встали над оврагом и за изгородью, вынужденные более полагаться на свои стрелы, чем на мечи и копья. …Тем не менее, эти лучники имели слабый успех; [французские] всадники, назначенные атаковать лучников и защитить остальных своих людей от стрел, были надежно прикрыты от стрел своей броней и щитами, поэтому стрелы, направленные против них, либо упали на землю, либо устремились в небо»[1].

Положение спас Джон де Вер, который приказал лучникам сместиться поближе к берегу реки Миоссон, заняв новые позиции левее прежних – прямо в заболоченной пойме. Теперь английские стрелки были недосягаемы для вражеских всадников, поскольку тяжёлые конные латники сразу бы увязли основательно в рыхлой болотистой почве. Кроме того, стрелки получили возможность посылать свои стрелы не во фронтальную проекцию целей – наиболее защищенную и бронированную, а стрелять в бока и всадникам, и лошадям.

Фланговый град стрел сразу же принялся выкашивать изрядно уставших от длительной скачки лошадей и сбивать их седоков. Отряд Арнуля д’Одрегема сильно растянулся. Взбираясь на подъём, находившийся перед английскими позициями, французские рыцари в большинстве своём заметно теряли скорость и темп атаки. Когда всадники достигли-таки тесно сплочённые ряды пехоты, которыми руководил граф Уорик, пробивная сила таранного удара, на который столь рассчитывали и уповали накануне французские военачальники, снизилась до минимума.

Английские рыцари и латники при активной поддержке гасконских бидалей без особого труда отражали нестройные наскоки вражеских всадников, стаскивая и сбивая их с лошадей, а затем добивая на земле. В считанные минуты стальные эскадроны Арнуля д’Одрегема были истреблены почти подчистую, а сам маршал, прижатый к земле упавшим конём, попал в плен. Ему крупно повезло, ведь принц Уэльский в начале боя запретил до его особого приказа брать пленных.

Этот трагический эпизод очень красочно, эмоционально, достоверно и максимально наглядно описывает в одной из своих книг Андрей Владимирович Куркин – кандидат исторических наук, писатель, медиевист и авторитетный специалист по войнам Средневековья: «А на фланге маршала д’Одрегема лучники графа Оксфорда, оправившись от шока, растянулись густой цепью вдоль болота и обрушили на французских рыцарей шквал стрел.

С фронта увязших в борьбе за частокол французов атаковали подоспевшие пехотинцы графа Уорвика. Уэльские копейщики толпой навалились на прорвавшихся за линию укреплений кавалеристов, стаскивая их крючьями с седел, раскалывая им шлемы топорами, вспарывая лошадиные животы широкими изогнутыми кузами[2]. Д’Одрегем, растеряв свою охрану, отбивался, как мог, получил рану, свалился с коня и был взят в плен»[3].

Тем временем, отважный и рассудительный маршал де Клермон со своими всадниками прямиком угодил в самые дебри «живой изгороди». Опытный и искушенный в военном ремесле граф Солсбери тут же выдвинул на несколько шагов вперёд всех своих лучников, приказав им в максимально возможном темпе вести стрельбу по сгрудившимся французам. В помощь английским стрелкам были отряжены гасконские арбалетчики, чьи болты, летевшие прямой наводкой наносили сильнейший урон толпящимся и гарцующим на конях рыцарям.

Под градом английских стел и гасконских арбалетных болтов с большим трудом и немалыми потерями нападавшим удалось-таки отыскать один из двух проходов, ведущих сквозь виноградники и кустовые заросли на вершину возвышенности. Всадники столпились и скучились у прохода, через который без спешки и толкотни могли свободно проехать одновременно лишь 3-4 кавалериста.

Некоторые из французских рыцарей и латников спешились, после чего, подобно первопроходцам в тропических джунглях или мангровых зарослях, принялись мечами и топорами в буквальном смысле прорубать себе путь наверх. Едва ли половина спешившихся храбрецов добралась до переднего края вражеских боевых порядков.

Тут французские смельчаки, утомленные, запыхавшиеся, изрядно ошарашенные творившейся вокруг смертельной вакханалией, были повсеместно атакованы не менее озлобленными, яростными, безжалостными профессиональными убийцами – гасконскими бидалями и валлийскими копейщиками.

Кавалеристы де Клермона повторили печальную участь своих соотечественников, павших десять лет назад в битве при Креси. Подавляющее большинство французских латников было убито, получило ранения или лишилось лошадей, так и не добравшись до передней линии англичан. Не выдержав убойного и смертоносного ливня стрел и арбалетных болтов, французы стихийно подались назад.

Жан Фруассар – главный французский летописец сражения при Пуатье в своих хрониках так прокомментировал этот ключевой эпизод первого этапа битвы: «…лучники, которые, как только ясно увидели своих врагов, начали стрелять из своих луков с обеих сторон изгороди, и стреляли они так великолепно, что лошади, утыканные их стрелами, окрасились болезненными ранами, и больше не двигались вперед, но поворачивали назад и, став неуправляемыми, опрокидывали своих всадников, который не могли с ними совладать.

Упав, всадники, к своему смущению, не могли вновь встать на ноги, и в результате, этот отряд маршалов так и не смог добраться до принца. …Полк маршалов вскоре был разгромлен стрелами лучников и при помощи латников, которые нападали на врагов, когда те оказывались на земле, выбитыми из седла, и либо захватывали их в плен, либо убивали – как им хотелось»[4].

Жан де Клермон получил несколько ран, оказавшись на земле, припечатанный к залитой кровью почве убитым конём и тяжестью доспехов. Участь военачальника оказалась трагичной и незаслуженной. Маршала либо затоптали собственные отступающие воины, либо несколько позже добили английские пехотинцы.

Погиб и коннетабль Франции. Он со своей маленькой свитой подоспел на правый вражеский фланг как раз в тот самый момент, когда чудом уцелевшие латники стихийно понеслись в обратном направлении. Доспехи Готье VI де Бриенна пробили несколько стрел, его смертельно раненый конь был опрокинут кавалькадой беглецов. Оглоушенный и сильно ударившийся всем телом при падении граф потерял сознание. Очнулся он за пару мгновений до того, как остриё английского копья, проломив стальную пластину шлема, вонзилось ему в лицо…

Вот так, необдуманный, стихийный, авантюрный порыв маршала Арнуля д’Одрегема, пошедшего на поводу у своих эмоций и амбиций, обернулся трагедией. Буквально за полчаса избранная элитная французская кавалерия подверглась практически полному истреблению. Едва Иоанн II осознал, что битва началась без его ведома, как ему сообщили очередные шокирующие новости – рыцарской конницы более не существует, а оба маршала и коннетабль, скорее всего, погибли или попали в плен.

Бесславная и абсолютно напрасная гибель элитарной кавалерии не смутила французского короля. Да, он потерял пять сотен своих лучших рыцарей и латников, а судьба трёх его главных военачальников оставалась неизвестной. Однако в распоряжении Иоанна II оставалось ещё более 12 000 французских воинов (в том числе порядка 5000 спешенных рыцарей, латников, оруженосцев и сержантов), 2000 генуэзских арбалётчиков и 200 шотландских воинов.

Французская армия по-прежнему превосходила в два раза по численности противника. Монарх и его военные советники ещё накануне битвы ошибочно полагали, что имеют над войском Эдуарда Вудстока тройное преимущество в живой силе. В этой ситуации Иоанн II вполне обосновано с его точки зрения принял решение о продолжении сражения.

Ещё ничего не было предрешено относительно итогового исхода битвы, а потому обвинять правителя Франции на тот момент в глупости или самонадеянности нет причины. Главная ошибка и вина монарха заключались в том, что он, упустив бразды правления в начале схватки, ничего не предпринял для того, чтобы взять ситуацию под контроль на втором и последующих этапах битвы.

Иоанн II и находившиеся при нём советники не стали вносить какие-либо коррективы в план сражения. Едва крахом завершилась атака элитарной «броненосной» кавалерии, как на английские позиции развёрнутым для атаки строем двинулась первая баталия, которую возглавлял дофин Шарль (Карл), герцог Нормандский.

Первоначально наступающим показалось, что спешившиеся рыцари и латники, прикрываясь щитами, гораздо менее уязвимы для вражеских стрел, которые не пробивали доспехи. Однако, по мере приближения французов, ситуация стремительно ухудшалась. Чем ближе к передовым позициям англичан и гасконцев подходили атакующие, тем больше становились их потери.

Английские лучники осыпали противника тучами стрел по фронту и с флангов, а гасконские арбалетчики метали свои болты прямой наводкой. До тысячи стрел каждые 5-6 секунд обрушивались на баталию, которая по ходу движения утратила свою первоначальную сплоченность и симметричность. Когда дистанция между противоборствующими сторонами сократилась до 40 метров. Арбалетные болты и стрелы со специальными «бронебойными» наконечниками стали всё чаще пробивать кольчуги и латные доспехи.

С большими потерями французы вскарабкались на треклятый холм, где тут же, не успев перевести дух, а также утереть пот и кровь, вступили в ожесточённую и яростную рукопашную схватку. Над полем боя гремели поочёрёдно и одновременно, заглушая друг друга, боевые кличи. «Сент-Джордж!» («Святой Георгий») – вопили англичане. «Сен-Дени!» («Святой Дионисий») – кричали им в ответ французы.

Сам Эдуард Вудсток, вопреки советам приближенных, неистово бился в центре своей баталии, плотно окружённый верными соратниками и телохранителями. Плечом к плечу с Чёрным принцем сражались «лучшие, достойнейшие и отважнейшие мужи его» – лорд Бергерш, сэр Джон Чандос, сэр Нил Лоринг, сэр Джеймс Одли, сэр Уильям Трасселл и Алан Чейни. Над этой группой развевался личный штандарт Эдуарда Плантагенета, который крепко держал в своих руках доверенный и многократно проверенный знаменосец принца Уолтер Вудленд.

Хронисты сообщают, что жестокая и кровавая рукопашная длилась два часа. Скорее всего, это преувеличение. Даже самый опытный, натренированный, молодой, закаленный в боях воин физически не способен на протяжении 120 минут без остановки и отдыха орудовать мечом, копьём, алебардой или боевым топором, будучи облаченным в полный латный доспех и шлем.

Французы, обозленные гибелью своих многих товарищей от вражеских стрел, напирали с неистовой яростью и остервенением. В самый критический момент на помощь своему центру вовремя пришёл граф Солсбери. Англичане и гасконцы, проявив высокое мужество, упорство и хладнокровие, удержали свои позиции, не прогнувшись и не отступив назад.

Отдельной похвалы заслуживают действия лучников, которые своевременно маневрировали так, чтобы постоянно быть на максимально эффективной дистанции выстрела, нависая над флангами вражеской баталии. Отмечая заслуги английских стрелков, Жан Фруассар оставил в своих «Хрониках» такой красноречивый комментарий:

«Сказать по правде, английские лучники сослужили бесценную службу своей армии, так как они стреляли так плотно и так хорошо, что французы не знали, куда им повернуться, чтобы избежать их стрел. И благодаря этому англичане медленно, не переставая, двигались вперёд и постепенно распространились повсюду»[5].

В разгар побоища знаменосец дофина – шевалье Тристан де Меньеле был сбит с ног. Он упал вместе со знаменем. Этот эпизод вызвал замешательство во французских рядах, поскольку, как среди нападавших, так и оборонявшихся стал распространяться слух, что герцог Нормандский возможно убит или пленён.

А тем временем, живой и невредимый, но утомленный, растерянный и окончательно сбитый столку дофин совершенно не знал, что ему предпринять в сложившейся ситуации. Натиск и атакующий порыв баталии выдохся окончательно, строй рассыпался. Потери, особенно от стел, ежеминутно возрастали, а проклятые англичане стояли на своих местах, словно непреодолимая каменная преграда.

Наконец, наследник французского престола последовал совету своих приближенных, дав сигнал к общему отступлению. В целом баталия дофина отошла на свои исходные позиции в относительном порядке, не поддавшись панике и бегству. Однако лорд Дуглас во время ретирады проявил себя далеко не самой лучшей своей стороны.

Предводитель шотландских наёмников больше смерти страшился угодить в плен к англичанам, а потому он поспешно бежал с поля боя, бросив на произвол судьбы и своих земляков, и герцога Нормандского, в свите которого состоял в качестве одного из главных военных советников.

Пьер Кошон – составитель «Нормандской хроники» так описывает общий ход атаки баталии, возглавляемой дофином: «И тотчас вслед [за рыцарской конницей] подошел герцог Нормандский, имевший очень густую линию тяжеловооруженных, но англичане собрались у проломов изгороди и вышли немного вперед; некоторые из людей герцога проникли за ограду, но английские стрелки принялись пускать такую тучу стрел, что линия герцога стала пятиться назад, и тогда англичане перешли в наступление на французов. Тут большое количество людей из боевой линии герцога было убито и взято в плен, многие ушли, а часть соединилась с баталией короля, который теперь только что подходил»[5].

[1] - Ле-Бейкер Дж. Хроника Англии времён Эдуарда II и Эдуарда III [фрагменты; электронная версия] // 19 сентября 1356. БИТВА ПРИ ПУАТЬЕ. 19.09.2015. URL: https://vk.com/wall-76284785_5211 [дата обращения 01.07.2023].

[2] - куза (от французского слова фр. couse) – европейское средневековое древковое оружие, разновидность глевии. Куза представляла собой наконечник в форме большого кинжала (тесака), насаженного на длинное древко втульчатым способом. Куза предназначалась, преимущественно, для нанесения мощных рубящих и гораздо реже – колющих ударов. Кузы состояли на вооружении пехотинцев армий Западной Европы в XIV-XVI вв.

[3] - Куркин А. В. Рыцари: последние битвы. – СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004. С. 69.

[4] - Фруассар Ж. Хроники Англии, Франции, Испании и соседних стран от конца правления Эдуарда II до коронации Генриха IV [электронная версия] // Электронная библиотека «Лит Мир». 2019-2023. URL: https://litmir.club/br/?b=237369&p=106 [дата обращения 01.07.2023].

[5] - Битва при Пуатье. 1356 год / Столетняя война (серии 1-4) // Исторический видеоканал «Маховик истории». 20.04.2022. URL: https://www.youtube.com/watch?v=SoHS05Jl13I&t=2971s [дата обращения 01.07.2023].

[6] - Кошон П. Нормандская хроника [фрагменты; электронная версия] // Информационный сайт Студопедия. 14.05.2015. URL: https://studopedia.ru/9_105370_iz-normandskoy-hroniki-o-bitve-pri-puate--g.html [дата обращения 01.07.2023].

ПОЛНОСТЬЮ ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Хроники Столетней войны» МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Спор за вакантную французскую корону.

Часть 2-я. Последние приготовления и кампания 1338 года.

Часть 3-я. Осторожная проба сил.

Часть 4-я. Большие манёвры королей-флотоводцев.

Часть 5-я. Морская битва при Слёйсе.

Часть 6-я. Упущенные шансы и нереализованные возможности.

Часть 7-я. Противостояние продолжается.

Часть 8-я. Кампания 1346 года: английское вторжение в Нормандию.

Часть 9-я. Кампания 1346 года: осада Кана.

Часть 10-я. Кампания 1346 года. От Нормандии до Пикардии: опустошительный английский марш.

Часть 11-я. Кампания 1346 года: путь к Креси.

Часть 12-я. Битва при Креси. Французская армия.

Часть 13-я. Битва при Креси. Войско Эдуарда III.

Часть 14-я. Битва при Креси: численность английской армии.

Часть 15-я. Битва при Креси: численность сил Филиппа VI.

Часть 16-я. Битва при Креси. Сумбурный пролог.

Часть 17-я. Битва при Креси. Английские лучники против генуэзских арбалетчиков.

Часть 18-я. Битва при Креси. Триумф английского длинного лука.

Часть 19-я. Битва при Креси. Апофеоз рыцарской отваги и самопожертвования.

Часть 20-я. Битва при Креси. Итоги и последствия.

Часть 21-я. Осада Кале.

Часть 22-я. Совсем не мирное перемирие.

Часть 23-я. Новая стратегия английского короля.

Часть 24-я. Кампании Чёрного принца. Разорение Южной Франции.

Часть 25-я. Кампании Чёрного принца. Испытания на прочность.

Часть 26-я. Битва при Пуатье. Схватка кузенов неизбежна.

Часть 27-я. Битва при Пуатье. Стихийное начало или призраки Креси.

Часть 28-я. Битва при Пуатье. Атака обречённых.

Часть 29-я. Битва при Пуатье. Закономерный финал.

Часть 30-я. «Vae victis».

Часть 31-я. Злоключения Иоанна II Доброго.

Часть 32-я. Франция у края пропасти.

Часть 33-я. Последняя кампания Эдуарда III или заветные мечты сбываются.

Часть 34-я. «Le Roi est mort, vive le Roi»!

Часть 35-я. Франция поднимается с колен.

Часть 36-я. Последний поход Чёрного принца.

Часть 37-я. Кризис английской стратегии и ратные доблести Бертрана Дюгеклена.

Часть 38-я. Кульминация битвы за Аквитанию.

Часть 39-я. Завершение великой эпохи.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!




Актуально

Теги