728 x 90

“Русские люди” в блокадном Ленинграде. "Репетировали в пальто и курили самосад, чтобы заглушить голод"

Появление нового театра в разгар войны в заблокированном немцами городе стало настоящим событием для всей страны и одной из самых уникальных страниц в истории мирового искусства. Без еды, без надежды на скорое освобождение эти люди творили чудо. Театр открыли спектаклем по пьесе Константина Симонова “Русские люди”.

На премьеру пришли сотни ленинградцев. У входа даже выстроилась очередь. Спектакль играли под грохотом вражеского артобстрела, но ни один человек не покинул зал. Когда шел спектакль и объявлялась боевая тревога, гас свет и все софиты.

Тогда зрители, а у каждого был свой фонарик, светили на сцену и спектакль продолжался. Никто не хотел спускаться в бомбоубежище.

Символом блокады стал звук метронома, который звучал в перерывах между радиоэфирами. Для осажденного города он был зашифрованным сигналом. Быстрый темп предупреждал о бомбардировке, медленный - об отбое воздушной тревоги.

Ленинградцы ни на минуту не выключали радио. И не только из-за сводок Совинформбюро. Они ждали, когда зазвучат голоса любимых артистов, которые читали в эфире письма бойцов с фронта, стихи, прозу.

Именно благодаря артистам радиокомитета в Ленинграде осенью 1942 года и появился новый театр. О том, как происходило рождение театра, сохранилось очень мало свидетельств. Документов, фотографий почти нет. Но то, что они сделали - это без преувеличения подвиг. В страшной войне это был их фронт, их передовая.

В ожидании прорыва блокады ленинградцы из последних сил старались вести привычную жизнь, какой она была до войны. Так в 39 школах педагоги проводили для детей занятия, были открыты библиотеки. Не замирала в городе и культурная жизнь.

После начала войны почти все театры эвакуировались. Один Театр музкомедии не уехал и проработал всю блокаду. Несмотря на войну здесь продолжали ставить легкие спектакли.

Занавес открывали даже зимой 1941-42 годов, когда в городе за сутки умирали до сорока тысяч человек. Артисты в спектаклях учили сразу несколько ролей, чтобы всегда была замена, ведь порой кто-то умирал прямо в кулисах во время антракта.

Каждый день жители города слышали по радио слова: Говорит Ленинград. Это означало, что жизнь продолжается.

Блокадный театр тоже начался с радио.

Летом 1942 года на радио в рамках цикла программ “Театр у микрофона” готовили новую постановку. Это была пьеса Константина Симонова “Русские люди”.

Инициатором радиопостановки стал начальник литературно-драматического вещания ленинградского радиокомитета Яков Бабушкин. В пьесе “Русские люди” больше двадцати действующих лиц. Когда начались репетиции, стало ясно, что на радио не хватает своих артистов. Тогда решили привлечь всех артистов, которые остались в городе и могли работать.

На подготовку пьесы к эфиру ушло несколько недель. Артисты собирались в пятой студии Дома радио, из столярного клея варили студень, сдабривали горчицей и ели, чтобы заглушить мучительный голод. Затем садились к микрофону читать пьесу.

Сорокалетний актер радиокомитета Александр Янкевский очень тяжело переносил голод. Он входил в студию, держась за стену. Но ни разу не сорвал свой эфир.

Радиопостановка пьесы “Русские люди” вышла в эфир летом 1942 года и сразу же стала, как бы сегодня сказали, хитом. На радио приходили заявки с просьбой повторить постановку в эфире. Неизвестно кому пришла идея перенести радиопостановку на сцену: самим артистам или кому-то из Дома радио.

Но есть версия, что первой спектакль предложила поставить Ольга Берггольц.

14 сентября 1942 года был издан приказ о создании городского театра. На случай, если во время артобстрелов в здание Дома радио попадет снаряд или бомба, сотрудники создали в подвале резервную студию. Часто перемещались туда. Бомбили часто, артисты сменами дежурили на крыше.

Однажды в здание Дома радио попал снаряд. Он прошил все шесть этажей и застрял на первом не разорвавшись. Но на следующий день все артисты снова пришли на работу и привели студию в порядок.

Нередко артисты оставались ночевать прямо в студии. Домой идти никто не хотел.

Премьеру спектакля запланировали на 18 октября 1942 года. Но когда артисты вошли в Театр комедии, чтобы репетировать, то увидели, что внутри царит разруха. От частых бомбежек весь пол был покрыт толстым слоем штукатурки, камней и мусора. От мороза зимой прорвало трубы. Везде валялись горы поломанной мебели.

Поразительно, но сами артисты привели театр в порядок. “Чтобы зрители пришли в приличное здание”, - говорили они. Не обошлось и без помощи. Начальник управления тыла Ленинградского фронта генерал Логунов прикрепил для помощи артистам строительную военную часть, которая помогала расчистить помещение. Горисполком выделил все необходимые материалы.

Однажды в театр пришли несколько женщин и тоже предложили артистам свою помощь. У этих одиноких женщин никого не осталось. Это место оказалось местом спасения, местом силы для очень многих.

Режиссером спектакля был 39-летний Сергей Морщихин. До войны он поставил восемь спектаклей. В первые дни войны Морщихин добровольцем ушел на фронт. Получил тяжелое ранение, лечился в госпитале. А пока восстанавливался, его назначили главным режиссером нового городского театра.

Еще нужно было подумать о декорациях. Не было никаких досок, все было сожжено в буржуйках. Артисты умудрялись рисовать на холстах. К тому же декорации нужно было делать легкими. Их нужно было двигать, а сил на это не у кого не было.

В день премьеры зрители начали собираться за час до спектакля. Было понятно, что премьеру ждет полный аншлаг. Ровно в 17:00 подняли занавес и спектакль начался.

Не успел закончиться первый акт, как послышался вой сирены, предупреждающий о начале артобстрела. По правилам следовало прервать спектакль и идти в убежище. Но в зале никто не поднимался со своих мест.

Актеры переглянулись между собой и решили продолжать. Когда поблизости разорвался снаряд, стены задрожали. Затем в театре погас свет. Сцена, зал - все погрузилось в темноту.

Актеры зашептались: Что будем делать? Как играть?

И вдруг из темноты зрительного зала прорезался яркий луч. Сначала актеры не поняли, что это. Но через секунду вспыхнул еще один луч, еще и еще. Зрители включили свои карманные фонарики. Под их свет артисты и доиграли спектакль до конца.

В газете “Известия” появилась рецензия на премьеру, где написали, что этим спектаклем жители Ленинграда выразили презрение смерти и врагу.

Фотографий именно с премьеры не существует. Но есть фотографии, которые были сделаны всего через год в 1943 году во время спектакля.

После успешной премьеры режиссер Сергей Морщихин собрал всех артистов и предложил к постановке новые пьесы. Тематика в основном была военной. Но артисты попросили внести в репертуар и классику. Выбор пал на “Евгения Онегина”.

На собрании труппы актриса Вера Стрешнева объявила сбор для строительства самолета на нужды фронта. Идею единогласно поддержали.

Уже через неделю была сыграна премьера второго спектакля Блокадного театра “Нашествие” по пьесе Леонида Леонова.

А еще через полтора месяца снова премьера. Спектакль “Фронт” по пьесе Александра Корнейчука. С момента первой премьеры работа Блокадного театра уже не прекращалась. Спектакли шли почти ежедневно. Так в декабре артисты 15 дней выходили на сцену без перерыва. Порой играли и два спектакля в день: утренний и вечерний.

Откуда брали силы? Непонятно. Сами актеры позже вспоминали, что выжили только благодаря театру.

В 70-е годы заведующий литературной частью Театра имени Комиссаржевской Виктор Новиков решил найти ленинградцев, которые были на первом спектакле Блокадного театра 18 октября 1942 года.

В радиоэфире он обратился к слушателям с просьбой. Вскоре получил письмо от одного фронтовика-танкиста.

Вместе с другими солдатами его привезли на спектакль “Русские люди”. Сам танкист был деревенским и в большом городе оказался впервые. Да и в театре никогда не был. Он посмотрел спектакль, а затем в тот же вечер весь их отряд отправили на фронт.

В одном из боев его танк подбили. Сам танкист получил серьезное ранение, в результате чего полностью ослеп.

Но, по его словам, тот спектакль “Русские люди” в Блокадном театре был самым ярким событием в его жизни, которое он видел СВОИМИ глазами.

После блокады из эвакуации стали возвращаться театры. Часть артистов Блокадного театра вернулась в свои коллективы. Но были и те, кто уже не мыслил своей дальнейшей судьбы без Блокадного театра.

Каждый год 18 октября в Театре отмечают день рождения. Отчет ведут именно со дня первой постановки, а не с того момента, когда театр переехал в новое здание в 1944 году.

Сегодня в стенах Театра имени Комиссаржевской бережно хранят память о тех, кому театр обязан своей жизнью.

Дорогие читатели. Благодарю за внимание. Желаю мирного неба над головой. Здоровья, счастливого, радостного долголетия. С благодарностью к вам.




Актуально

Теги